Отчёт Программа Участники Фотоотчёт Партнерам Программный комитет Выставка Партнеры

При поддержке:

Секция №4 "IIoT"

201 просмотр

Феликс Карасёв (4CIO), выступивший модератором секции, представил спикеров, приглашённых на секцию, и предложил им вкратце рассказать о своей компании, и главное — о её отношении к интернету вещей, желательно индустриальному. :)

Михаил Соломонов (Атомэнергомаш) заметил, что сперва нужно зафиксировать определение IIoT — по его мнению, это просто новое название решений, существовавших и развивавшихся на протяжении долгих лет. Кроме того, Михаил заметил, что модное сейчас понятие «MES-системы», по большому счёту, тоже является одной из итераций индустриального интернета вещей. На предприятиях «Атомэнергомаша» эти решения внедрены повсеместно.

Елена Новикова (Polymedia/Visiology) отметила, что спрос от российских предприятий на решения, которые можно отнести к индустриальному интернету вещей, постоянно растёт — и у Polymedia есть опыт построения смежных с этой областью (или взаимопроникающих) бизнес-аналитических систем.

Нина Сухова (Газпром нефть) поделилась, что интернет вещей актуален для её компании в качестве базы для будущего повышения эффективности — и он хорошо вписывается в объявленную в «Газпром нефть» программу цифровизации и повышения эффективности. Бизнес-аналитика и работа с массивами данных — это прекрасно, но без IIoT проблематично будет собрать достаточное количество данных для работы верхнего уровня.

Пётр Старков (IBS Platformix) рассказал об открытии нового для его компании направления: речь идёт о видеонаблюдении с надстройками в форме видеоаналитики, способной генерировать большое количество данных, пригодных для использования практически в любых крупных системах. Таким образом, IIoT проявляется через обработку массивов данных, поступающих с софта систем видеонаблюдения.

Владимир Карантаев (Solar Security) согласился с коллегами в том, что в первую очередь нужно определить предметную область — после чего привёл определение, данное Industrial Internet Consortium. Также он заметил, что в последние годы начали активно использоваться термины IT (information technologies) и OT (operational technologies), гармоничное сочетание которых, в общем-то, и даёт схему IIoT. В числе прочего.

Вадим Подольный (Физприбор) вкратце представил свою компанию — она, собственно, является производителем большей части «харда и софта», на который вообще-то и опирается концепция IIoT.

Участники в ответ на вопрос модератора заметили, что сама концепция IIoT актуальна, и средства на внедрение решений по теме выделяются — однако конкретного запроса бизнеса на индустриальный интернет вещей найти не получится. Внедрения всегда проходят по конкретным решениям, которые, если взглянуть на вещи чуть шире, и составят тот самый пресловутый IIoT.

Феликс предложил поговорить о понятии «интернет вещей», вычленив его из общей схемы бизнес-процессов предприятия. Он рассказал, что люди, с которыми он общался по теме, предлагают абсолютно разные уровни применения этого понятия — от АСУТП до аналитических систем. Соответственно, единства в понимании термина в отрасли попросту нет.

Следующий вопрос, заданный спикерам: как они оценивают качество данных, которые приходят в их системы «снизу»? Насколько они готовы к обработке? Что с «сырьём», и что на выходе?

Елена Новикова рассказала о «зоопарках» данных, с которыми доводилось сталкиваться в процессе работы — на предприятиях бывают настолько запущенные случаи, что требовался предварительный консалтинг, чтобы «обучить» систему правильно маркировать и обрабатывать возможные паттерны в данных, приходящих с датчиков.

С точки зрения Петра Старкова, рассматривающего массивы данных, поступающих с видеокамер и подобных датчиков, задача повышения их качества является одной из первостепенных. Дело в том, что от «сырья» зависит не только точность и быстродействие систем обработки — они также являются материалом для обучения нейросетей, отвечающих за распознавание образов. Разумеется, этот аспект является ключевым для повышения спроса на системы подобного толка.

Говоря об автоматизации как о глобальном процессе, идущем на предприятиях уже много лет, участники дискутировали о направлении этого процесса. Одни считают, что руководству нужен минимум информации, чтобы принимать решения как можно оперативнее. Другие настаивают, что система должна разворачивать как можно более полный дешборд, который будет «подогнан» под нужды конкретного ключевого сотрудника уже на месте.

Далее дискуссия перешла в сферу кибербезопасности. Воруют ли данные из систем IIoT? Проведя краткий ликбез по безопасности ключевых систем в принципе, Владимир Карантаев предложил задуматься о том, какие, собственно, риски должно рассматривать руководство предприятия.

Если речь идёт об объектах, имеющих государственную важность, здесь во всём мире существует проблема отставания регуляторов. Натурально, нормативно-правовое регулирование не успевает за техническим прогрессом — соответственно, безопасность обеспечивается в силу заинтересованности и подкованности самих предприятий. В тех же случаях, когда регулирующие акты разрабатываются и публикуются вовремя, зачастую сами предприятия рассматривают их как нечто навязанное и нежелательное.

Нина Сухова добавила, что помимо более-менее очевидных рисков по кибербезопасности, автоматизированное производство (практически на любом предприятии) также влечёт необходимость учитывать и другие возможные риски. Утрированный пример: а что, если люди, которые больше не нужны на производстве, не захотят «сдавать без боя» свои рабочие позиции? Или, например, если мы «оцифровали» то или иное производство, кто гарантирует, что его «цифровой двойник» целиком и полностью принадлежит нам, а не исполнителям процесса? Это очень широкая тема, к которой индустрия может оказаться не готова.

Борис Гузанов из зала поднял вопросы, хорошо знакомые тем, кто увлекается научной фантастикой и киберпанком: как обезопасить людей во времена растущей автоматизации предприятий? Как быть с принципами принятия решений, которыми руководствуются машины? Что делать, если перед искусственным интеллектом встанет выбор «из двух зол», и он сделает его, руководствуясь эффективностью, но не этикой? Кто будет нести ответственность за это решение? По словам Нины Суховой, в Калифорнии готовится закон, согласно которому виноват будет разработчик управляющего ПО.

В заключение секции Феликс провёл небольшое голосование в зале — выяснилось, что подавляющее большинство присутствующих представляют себе риски безопасности и готовы превентивно работать по их предотвращению, но на практике никто не готов идти к руководству и защищать бюджет, необходимый для принятия этих превентивных мер.

Гранд партнер


VIP партнер


Технологический партнер



Партнёр печати


Генеральный информационный партнер


Инфопартнеры